Цветущая сакура. Японская поэзия и проза.
 
   Главная - Сэй-Сенагон. Записки у изголовья - ГОСПОЖА КОШКА, СЛУЖИВШАЯ ПРИ ДВОРЕ...
 
  

Сэй-Сенагон. Записки у изголовья



Сэй-Сенагон. Записки у изголовья

Биография

ГОСПОЖА КОШКА, СЛУЖИВШАЯ ПРИ ДВОРЕ...


Госпожа кошка, служившая при дворе, была удостоена шапки чиновников
пятого ранга, и ее почтительно титуловали госпожой мебу. Она была прелестна,
и государыня велела особенно ее беречь.
Однажды, когда госпожа мебу разлеглась на веранде, приставленная к ней
мамка по имени Ума-но мебу прикрикнула на нее:
-- Ах ты негодница! Сейчас же домой! Но кошка продолжала дремать на
солнышке.
Мамка решила ее припугнуть:
-- Окинамаро, где ты? Укуси мебу-но омото! Глупый пес набросился на
кошку, а она в смертельном страхе кинулась в покои императора. Государь в
это время находился в зале утренней трапезы. Он был немало удивлен и спрятал
кошку у себя за пазухой.
-- Побить Окинамаро! Сослать его на Собачий остров сей же час! --
повелел император.
Собрались слуги и с шумом погнались за собакой. Не избежала кары и
Ума-но мебу.
-- Отставить мамку от должности, она нерадива, -- приказал император.
Ума-но мебу больше не смела появляться перед высочайшими очами. Стражники
прогнали бедного пса за ворота. Увы, давно ли сам То-но бэн вел его, когда в
третий день третьей луны он горделиво шествовал в процессии, увенчанный
гирляндой из веток ивы. Цветы персика вместо драгоценных шпилек, на спине
ветка цветущей вишни, вот как он был украшен. Кто бы мог тогда подумать, что
ему грозит такая злосчастная судьба.
-- Во время утренней трапезы, -- вздыхали дамы, -- он всегда был возле
государыни. Как теперь его не хватает!
Через три-четыре дня услышали мы в полдень жалобный вой собаки.
-- Что за собака воет без умолку? -- спросили мы. Псы со всего двора
стаей помчались на шум. Скоро к ним прибежала служанка из тех, что убирают
нечистоты:
-- Ах, какой ужас! Двое мужчин насмерть избивают бедного пса. Говорят,
он был сослан на Собачий остров и вернулся, вот его и наказывают за
ослушание. Сердце у нас защемило: значит, это Окинамаро!
-- Его бьют куродо Тадатака и Санэфуса, -- добавила служанка. Только я
послала гонца с просьбой прекратить побои, как вдруг жалобный вой затих.
Посланный вернулся с известием:
-- Издох. Труп выбросили за ворота.
Все мы очень опечалились, но вечером к нам подполз, дрожа всем телом,
какой- то безобразно распухший пес, самого жалкого вида.
-- Верно, это Окинамаро? Такой собаки мы здесь не видели, -- заговорили
дамы.
-- Окинамаро! -- позвали его, но он словно бы не понял.Мы заспорили.
Одни говорили: "Это он!", другие: "Нет, что вы!"
Государыня повелела:
-- Укон хорошо его знает. Кликните ее. Пришла старшая фрейлина Укон.
Государыня спросила:
-- Неужели это Окинамаро?
-- Пожалуй, похож на него, но уж очень страшен на вид, -- ответила
госпожа Укон. -- Бывало, только я кликну "Окинамаро!", он радостно бежит ко
мне, а этого сколько ни зови, не идет. Нет, это не он! Притом ведь я
слышала, что бедного Окинамаро забили насмерть. Как мог он остаться в живых,
ведь его нещадно избивали двое мужчин!
Императрица была огорчена. Настали сумерки, собаку пробовали накормить,
но она ничего не ела, и мы окончательно решили, что это какой-то приблудный
пес. На другое утро я поднесла императрице гребень для прически и воду для
омовения рук. Государыня велела мне держать перед ней зеркало. Прислуживая
государыне, я вдруг увидела что под лестницей лежит собака.

-- Увы! Вчера так жестоко избили Окинамаро. Он, наверно, издох. В каком
образе возродится он теперь? Грустно думать, -- вздохнула я. При этих словах
пес задрожал мелкой дрожью, слезы у него так и потекли- побежали.
Значит, это все-таки был Окинамаро! Вчера он не посмел отозваться. Мы
были удивлены и тронуты.
Положив зеркало, я воскликнула:
-- Окинамаро!
Собака подползла ко мне и громко залаяла. Государыня улыбнулась. Она
призвала к себе госпожу Укон и все рассказала ей. Поднялся шум и смех. Сам
государь пожаловал к нам, узнав о том, что случилось.
-- Невероятно! У бессмысленного пса -- и вдруг такие глубокие чувства,
-- шутливо заметил он.
Дамы из свиты императора тоже толпой явились к нам и стали звать
Окинамаро по имени. На этот раз он поднялся с земли и пошел на зов.
-- Смотрите, у него все еще опухшая морда, надо бы сделать примочку, --
предложила я.
-- Ага, в конце концов пришлось ему выдать себя! -- смеялись дамы.
Тадатака услышал это и крикнул из Столового зала:
-- Неужели это правда? Дайте, сам погляжу. Я послала служанку, чтобы
сказать ему:
-- Какие глупости! Разумеется, это другая собака.
-- Говорите себе, что хотите, а я разыщу этого подлого пса. Не спрячете
от меня, -- пригрозил Тадатака.
Вскоре Окинамаро был прощен государем и занял свое прежнее место во
дворце. Но и теперь я с невыразимым волнением вспоминаю как он стонал и
плакал, когда его пожалели.
Так плачет человек, услышав слова сердечного сочувствия. А ведь это
была простая собака... Разве не удивительно?

    

предыдущее  следующее



 
Copyright © 2009
cvet-sakura.ru